EnRu

+7 (495) 974-73-10

Владимир Энтин: «Ликвидируется право на конфиденциальность журналистских источников»

Владимир ЭнтинВ подготовленном Индустриальным комитетом законопроекте о средствах массовой информации доминируют две группы интересов: Министерства культуры и массовых коммуникаций и менеджеров электронных СМИ.

О том, какие права останутся у журналистов, корреспонденту «Газеты» Наталье Ростовой рассказал один из авторов ныне действующего закона о СМИ и автор закона об авторском праве директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности Владимир Энтин.

  • Вы, как автор действующего более десяти лет закона о СМИ, выступаете против принятия законопроекта?

Если относиться к законопроекту не как к бумаге, которая стерпит все, а как к нормативному акту, то он наводит на грустные размышления. Как и любой агрегат, закон со временем устаревает. Но никто не предлагал пока делать колесо квадратным только потому, что на круглом ездили лет двадцать назад, а то и более. Американцы не торопятся отменять первую поправку к конституции США, которая запрещает принимать законы, ущемляющие свободу печати, в связи с изменившимся раскладом политических сил. Французы довольствуются точечным изменением закона о печати, который был принят еще в XIX веке и о котором ехидничал еще Бомарше. А этот проект крутится вокруг увеличения срока действия лицензий на вещание и укрепления полномочий профильного министерства.

  • В чьих интересах пишется закон?

Прослеживаются два четко выраженных интереса. Первый — это интерес регулирующего ведомства: оно старательно обеспечивает себе фронт работ на будущее. Расширяется инструментарий воздействия на СМИ. Он включает вынесение предписаний, обязательных для исполнения, приостановление деятельности СМИ при подозрении в связях с террористами. Ведомство следит также, не нарушает ли СМИ законодательство о выборах, не занимается ли экстремистской деятельностью, не нарушает ли права и свободы граждан. Словом, все ведет к сохранению такого большого, нужного и полезного аппарата, даже если у него изъять функцию по регистрации СМИ.

  • Что представляет собой вторая группа, заинтересованная в новом законе?

Это менеджеры нынешних электронных СМИ. Они больше не хотят быть наемными работниками, а хотят быть владельцами. Единственный вопрос — владельцами чего? Ведь когда речь идет о СМИ, очевидно, что ежедневно создается новый продукт. И здесь придумана конструкция — объявить их владельцами будущего результата. 
 Каким образом?

Делается это через само определение понятия СМИ. Средство массовой информации прописывается как «периодически обновляемый результат интеллектуальной и иной деятельности», который «создается в форме периодического печатного издания, радио- или телеканала». Скромный заявитель на регистрацию СМИ, который так же мало заметен, как гусеница на кусте, получает шанс на чудесное превращение. После получения свидетельства о регистрации гусеница становится бабочкой, то есть собственником еще не существующего СМИ — без редакции и репутации.

Одним из положительных моментов авторы проекта называют увеличение срока действия вещательной лицензии — до десяти лет с нынешних пяти.

Изменения в действующем законодательстве открывают возможность передела всей существующей медиа-структуры. Надеюсь, что обойдется без стрельбы. Хотя даже просто замена министра и органа, занимающегося лицензиями на вещание, уже породила элементы напряженности. 

Вещателя раньше беспокоили две вещи: что будет после окончания действия лицензии и окупятся ли все затраты до момента ее окончания. Согласно проекту лицензия выдается на 10 лет. А в наших условиях два президентских срока с гаком, безусловно, положительное явление.

  • Хорошо, но разве закон об авторском праве не охраняет права журналистов?

Приравнивание прав на СМИ к авторскому праву вызывает большие сомнения. Авторское право никто не прекращает, а потому получается, что у одного и того же произведения — текста журналиста — возникает два хозяина по совершенно разным основаниям. Между тем законодательство об авторском праве и смежных правах регулируют эту сферу достаточно четко и полно.

  • Что журналист обязан и на что он имеет право?

У них появилось право посещать «органы, организации и объединения». Но ведь право на посещение — это обычно право, которое предоставляется заключенным, так называемое право на свидание. Другое право журналиста тоже сомнительно: он может быть принятым должностными лицами. Я прекрасно понимаю намерения создать адресное право. Жаль только, что авторы проекта не перечислили поименно всех лиц... Любая конкретизация подобного рода превращается в свою полную противоположность. По отношению к обязанностям журналиста тоже есть вопросы. Журналист обязан предъявлять по первому требованию документ, удостоверяющий его полномочия как журналиста. Вы должны предъявить его по первому требованию, причем по требованию любого, кто его высказал. Охранника в подъезде, например.

  • В законопроекте появилась статья о конфиденциальности информации...

Я раньше полагал, что конфиденциальность предполагает право журналиста сохранять сведения о том, от кого он получил информацию. А теперь оказывается, что журналист, издатель, вещатель и вся редакция — все несут ответственность за то, чтобы сама информация, если ее сообщили с условием сохранения конфиденциальности, не распространялась!

  • Когда требуется раскрыть источник информации?

Журналист должен сохранять в тайне источник информации, если только судом не принято «соответствующее решение о раскрытии источника информации в связи с находящимся в его производстве делом». Первое. Решение суд выносит тогда, когда рассмотрено дело по существу. Во всех других случаях действия суда оформляются «определениями». Во-вторых, что значит «с находящимся в его производстве делом»? Значит ли это, что источник информации может быть раскрыт даже в случае гражданских споров? Тогда от конфиденциальности не остается даже названия. Такого рода записью ликвидируется право на конфиденциальность журналистских источников.

Наталья Ростова

Источник: Газета