EnRu

+7 (495) 974-73-10

Владимир Энтин: О контрафакте, Масяне и Д’Артаньяне

Проект совместного Постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» уже наделал много шума. Судьи надеются найти в документе ответы на многие свои вопросы, крупный бизнес видит в нем защиту от контрафакта, а мелкие импортеры называют готовящееся постановление «судейско-таможенным беспределом». Кто прав? На этот вопрос отвечает член Научно-консультативного совета ВАС РФ, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности, адвокат Владимир Львович Энтин.

  • Владимир Львович, при обсуждении Проекта некоторые эксперты подвергли критике пункт о подведомственности дел по части четвертой ГК РФ. Действительно ли отраженная в документе позиция позволит сторонам манипулировать подведомственностью?

Я думаю, да. Когда разгорается спор об использовании интеллектуальных прав, нередко забывают о такой их составляющей, как личные неимущественные права. Они неотчуждаемы: это та нерасторжимая связь, которая существует между творцом произведения и результатом его интеллектуальных усилий. А теперь представьте: имеет место спор между двумя хозяйствующими субъектами, речь идет об использовании и эксплуатации имущественных прав. Для того чтобы спор не рассматривался в арбитражном суде, к нему искусственно «пристегивается» заявление, что якобы были нарушены личные неимущественные права автора. В результате среди участников спора появляется физическое лицо. Спор автоматически перемещается в ведение общих судов, хотя требования касаются использования произведения. Это обстоятельство делает плохо работающим тот главный критерий, на основании которого обычно проводится размежевание подведомственности: по составу спорящих субъектов. Возникает возможность легко манипулировать этим составом.

  • Может быть, не так плохо то, что автор получает возможность защищать свои права наравне с издательствами? 

В ГК РФ появились специальные нормы, касающиеся неприкосновенности произведений. Это дает автору повод для «придирок». Подготовка авторского материала к изданию требует редакторской правки. Работа хорошего редактора заключается в том, чтобы отсечь все плохое и убрать все то, что затрудняет восприятие произведения. Если подойти к этому буквально, автор может сказать, что редакторское вторжение в живую ткань его повествования привело к нарушению целостности произведения. Возникает гипотетическая возможность при желании добавить автора к кругу спорящих субъектов, а значит, изменить подведомственность спора.

  • Предусмотренная в Проекте концепция «изначального персонажа» полностью защищает права автора на созданного им героя, однако Вы считаете такой подход опасным. Почему?

Мы никогда не докопаемся до двух вещей: что именно произошло после «большого взрыва» и какой персонаж был изначальным. Сама концепция изначальности открывает ящик Пандоры, у которого нет дна.

В качестве примера возьмем всеми нами любимого Чебурашку. Это слово существовало в словаре Ожегова еще до того, как Успенский написал свою книгу. Значит, это фольклорный персонаж. Потом Качанов с Успенским написали сценарий, персонаж которого Чебурашка — это зверек, похожий на лемура, но не лемур. Этому определению может соответствовать Чебурашка практически с любого рисунка, даже детского: достаточно просто нарисовать нечто невообразимое, ни на какое животное не похожее. И как нам понять, какой Чебурашка изначальный: фольклорный, из книги или из мультфильма? Мы знаем Чебурашку, нарисованного Шварцманом. Но были и другие художники, рисовавшие, как было написано в книге, бракованное изделие игрушечной фабрики. Закон говорит, что персонаж — это часть произведения. Но существуют разные виды произведений, например живописи, кинематографии... Они имеют разную форму выражения одноименных персонажей. Возьмем роман Александра Дюма «Три мушкетера». В фильмах о мушкетерах персонаж Д’Артаньяна находит разное воплощение. В нашем замечательном фильме Боярский создал персонаж, который отличен от предыдущих. Во всех случаях это персонажи, но персонажи книги, фильма, иллюстраций к книгам разительно отличаются. Это разные виды искусства.

Когда мы дискутировали в ВАС РФ, мне было сказано, что необходимо защитить Масяню и права ее создателей. Я полагаю, что права и интересы создателей российского балета, кинематографии, издателей, художников заслуживают не меньшей защиты. Искусственное введение изначального персонажа, единого для всех видов творческой деятельности, опасно. Это равносильно запрету на творчество. Отрицательные последствия для национальной культуры и экономики из-за вторжения правовой неопределенности в отношении принадлежности прав будут весьма велики. Мы рискуем подорвать режим защиты интеллектуальной собственности вместо его укрепления.

  • А переводные персонажи это покушение на права их создателя? Буратино — это контрафактный Пиноккио?

Персонаж — это абстрактное понятие, которое наполняется реальным содержанием в каждом виде произведений. Персонажи музыки, балета и литературы имеют разную форму воплощения. Возьмите героев из сказки Гоффмана о Щелкунчике, воплощенных в балете, мультфильме и книге. В отношении Буратино Толстым была взята сама идея превращения деревянного мальчика в человека. Это — отдельная история.

Перевод на другой язык — это изменение стилистики, придание новой жизни персонажу средствами другого языка. Но если это удачный перевод, то создается уже другое равноценное произведение, которое становится более известным в стране перевода, чем произведение оригинальное. Так произошло с героями книги «Волшебник Изумрудного города», Винни-Пухом, которые являются персонажами переводного произведения.

  • Споры о том, что такое интеллектуальная собственность, не утихают уже несколько лет, возникли они и при обсуждении Проекта. Получается, что ГК РФ идет вразрез с международным правом, относя к этому понятию только результаты интеллектуальной деятельности?

При выборе правовых решений в сфере интеллектуальной собственности законодатель далеко не свободен. В Конституции РФ записано, что составной частью российской правовой системы являются общепризнанные принципы и нормы международного права. Вопросы интеллектуальной собственности больше, чем какие-либо другие, урегулированы международными соглашениями Всемирной организации интеллектуальной собственности, Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС),в которых четко определены основные понятия, уровень охраны и объекты этой охраны.

Российское понятие интеллектуальной собственности сверхоригинально и не укладывается в рамки международных конвенций. Мы записали, что сами результаты интеллектуальной деятельности являются интеллектуальной собственностью. Исключительное право на использование результатов интеллектуальной деятельности согласно ГК РФ охраняется самостоятельно и интеллектуальной собственностью не является. Весь остальной мир шагает не в ногу, так как рассматривает исключительные права на использование результатов интеллектуальной деятельности в качестве интеллектуальной собственности. — Согласно Проекту право композитора на вознаграждение может быть отчуждено на основании договора... Здесь, говоря словами М. Булгакова, произошла некая путаница. Понятие вознаграждения многоаспектно. Есть вознаграждение, которое композитор получает за использование своего произведения. Оно может отчуждаться так же, как и само право использования. Но законодатель предусматривает, что в случае публичного исполнения музыкального произведения автор в любом случае сохраняет свое право на вознаграждение, даже если бы он хотел от него отказаться.

  • Проект предусматривает взыскание с невиновных нарушителей исключительных прав компенсации. Это положение одно из наиболее спорных. Как Вы к нему относитесь?

В Германии, Австрии или других странах с устоявшимися схемами правомерного поведения такая конструкция могла бы работать. В условиях России, где все помыслы населения направлены на поиск возможностей быстро сделать деньги из ничего, этим положением мы можем дать зеленый свет рэкету. Появятся специальные группы, которые будут отслеживать тех, с кого есть что взять, инсценировать неправомерное использование охраняемых произведений и требовать компенсации или предлагать уладить дело «на месте, полюбовно».

  • Это как подстава на дорогах?

Это легализация подставы, только в бизнесе. Если бы гражданин всегда мог четко знать, когда он покупает лицензионную продукцию, а когда контрафакт, можно было бы его приструнить. Получается, мы подставляем потребителя, который часто лишен практической возможности проверить, что именно он купил. Мы нарушаем презумпцию добросовестности участников гражданского оборота и принцип ответственности за вину.

  • Но суд может учитывать отсутствие вины нарушителя при определении размера компенсации?

Да, однако в Проекте записано, что суд не может назначать сумму компенсации «ниже низшего предела», т. е. менее 10 000 рублей. Ведь нужно соизмерять наказание с материальными доходами людей. Для огромного коммерческого предприятия такой штраф действительно будет как слону дробинка. А для человека, живущего на пенсию или на стипендию, это большие деньги.

  • Пункт 63 Проекта, запрещающий параллельный импорт, на сайте monopolizmu.net назвали «судейско-таможенным беспределом», а от Ассоциации европейского бизнеса к Председателю ВАС РФ поступило обращение с требованием ограничить права неавторизированных импортеров. Как разрешить эту ситуацию, кто здесь прав?

Целый ряд положений нашего ГК является следствием переговорного процесса, который вела Россия по поводу вступления в ВТО. Не очень понимая, какие будут экономические последствия тех или иных юридических новелл, чиновники легко сдавали позиции. В этой связи мы столкнулись не столько с дефектом данного разъяснения, сколько с дефектом в законодательстве, касающимся проблемы исчерпания права. Практически во всем мире действует принцип международного исчерпания права на объекты интеллектуальной собственности. Иными словами, если на легальном основании в любой стране мира тот или иной товар попал в гражданский оборот, то вы как потребитель можете его там купить и свободно ввести в свою страну. Это и есть параллельный импорт: им может заниматься не только правообладатель, но и любой другой человек, если товары поступили в гражданский оборот с согласия правообладателя в любой стране мира.

Если вы поехали куда-то и купили товар, а производитель еще не решил, будет ли он выпускать его на российский рынок (такая ситуация нередко возникает с автомобилями), то доставка такого авто в Россию является нарушением права владельца товарного знака. Данную позицию занимает ГК РФ, она же высказывается в Проекте постановления. Но почему-то никто не думает о том, что мы тем самым нарушаем положения ст. 10 Кодекса, разрешающей отказывать в защите гражданского права, которое используется недобросовестно для монополизации рынка, нарушаем права потребителя, который должен иметь возможность выбрать для себя любой существующий в мире товар, а не только допущенный на российский рынок владельцем товарного знака. Сейчас мы создаем единое таможенное пространство, к которому уже присоединились Белоруссия и Казахстан. Может возникнуть ситуация, когда автомобиль будет легально ввозиться на территорию, например, Белоруссии, а потом перегоняться в Россию. Получается, что мы провоцируем предпринимателей на развитие «серых» схем.

  • Можно ли исправить этот недостаток?

При обсуждении Проекта была предложена политика страуса: раз этот пункт встречает неодобрение, давайте его исключим, пусть суды на местах решают, как хотят. Это не очень здорово, потому что несправедливость данной меры бросается в глаза и порождает массовые движения. В условиях постепенного нарастания социального озверения давать лишние поводы для массовых акций протеста не следует, тем более что это явный недосмотр, который должен быть исправлен. Ссылка на ст. 10 ГК РФ предлагает выход из сложившегося положения. Кроме того, и у Верховного Суда, и у Высшего Арбитражного Суда есть полномочия ставить вопрос о корректировании законодательства.

Владимир ЭнтинВладимир Энтин, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности МКА «Клишин и партнеры»

Источник: ЭЖ-Ююрист

Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на источник.