EnRu

+7 (495) 974-73-10

Владимир Энтин — журнал «Коллегия»: Последняя инстанция

Надежда греет душу

Возможность обращения в Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) и стремление к справедливости по европейским стандартам привнесли новые элементы в практическую деятельность российских юристов. Теперь, проиграв дело, они нередко заявляют о своей решимости искать правду в Европейском суде. Возникает естественный вопрос: что это — декларативная угроза или реальная перспектива?

Государство, вступающее в Совет Европы, принимает на себя обязательство присоединиться к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), а также признать юрисдикцию ЕСПЧ по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней, в том числе и его решения по жалобам отдельных лиц.

Россия была принята в Совет Европы 28 февраля 1996 г. Выполняя свои обязательства, данные при вступлении, Россия через два года ратифицировала Конвенцию. Она вступила в силу на территории Российской Федерации 5 мая 1998 г., что открыло россиянам дорогу в ЕСПЧ.

Основные пределы компетенции ЕСПЧ

В соответствии со ст.32 и 34 Протокола № 11 к Конвенции, ЕСПЧ вправе принять к рассмотрению заявление от любого лица, неправительственной организации или группы лиц, которые утверждают, что их права и свободы, гарантированные Конвенцией и Протоколами к ней нарушаются государством-участником Конвенции, и они стали жертвами такого нарушения. Надо помнить, что ЕСПЧ рассматривает жалобы только на действия или решения государственных органов. Жалобы против частных лиц или негосударственных учреждений не принимаются. Поэтому считать, что благодаря присоединению России к Конвенции ЕСПЧ стал наднациональным элементом российской правовой системы было бы по меньшей мере, преувеличением.

Встроенные ограничители

Так называемые встроенные ограничители являются производными от компетенции ЕСПЧ и процессуальных особенностей его деятельности.

Временной лаг. ЕСПЧ уполномочен рассматривать только те споры, которые вытекают из правоотношений, возникших после присоединения государства к Конвенции. Иными словами, все случившееся в России до рубежной даты 5 мая 1998 г., находится вне компетенции Суда.

В соответствии с регламентом ЕСПЧ обязан регистрировать все индивидуальные жалобы. Жалоба может быть подана на русском языке в произвольной форме. Поступившее обращение, независимо от того, насколько полно в нем изложены значимые обстоятельства, рассматривается как предварительная жалоба. Однако переоценивать юридическое значение регистрации жалобы не следует, это означает лишь использование гражданином своего права на обращение в ЕСПЧ, а не ошибку в действиях государственных органов.

Подведомственность. ЕСПЧ не рассматривает споры, послужившие основанием для обращения к нему, по существу. В романе Булгакова «Мастер и Маргарита» есть такой эпизод. Маргарита просит Воланда пожалеть Фриду: не подавать ей платок, которым был убит ребенок. Повелитель теней предлагает сделать это самой Маргарите, так как миловать — это «не по его ведомству».

Так, ЕСПЧ не разбирает споры между хозяйствующими субъектами. Он не проверяет правильность приговора по уголовному делу. Суд должен установить, нарушило ли оспариваемое судебное решение обязанность государства обеспечить соблюдение прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Соответственно, в правильность установления национальным судом фактических обстоятельств дела и применения норм национального законодательства ЕСПЧ не вдается. ЕСПЧ — «по другому ведомству».

Пределы рассмотрения. ЕСПЧ связан рамками обращения и не рассматривает нарушение иных статей Конвенции, кроме указанных в жалобе, за исключением случаев, когда это с очевидностью вытекает из материалов, содержащихся в самой жалобе.

ЕСПЧ не подменяет национальные суды. Он смотрит на проблему под специфическим углом зрения. Разбирая жалобы на применение норм материального права, ЕСПЧ изучает, привело ли применение норм национального права в данном конкретном случае к сужению или ограничению сферы действия прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Если на этот вопрос следует утвердительный ответ, ЕСПЧ должен проверить, основаны ли такие действия на законе и направлены ли они на достижение тех целей, в интересах которых права и свободы личности могут быть подвергнуты ограничениям.

Завершив констатирующую часть, ЕСПЧ переходит к оценочной. Он ищет ответ на вопрос: является ли такое ограничение необходимым в демократическом обществе? Однако прежде чем перейти к оценке, ЕСПЧ должен выяснить, кто, принимая во внимание обстоятельства дела и практику ЕСПЧ, находится в лучшем положении, чтобы судить о целесообразности такого рода ограничений — национальный или международный судья? То есть ЕСПЧ должен мотивировать, почему он считает необходимым подменить оценку национального суда своей.

В рамках конвенции. ЕСПЧ не вправе расширять предметные границы Конвенции. Жаловаться можно лишь на нарушение прав и свобод, гарантированных Конвенцией, а не нарушение прав вообще. Нечеткая квалификация допущенных нарушений грозит вывести жалобу за пределы действия Конвенции, жалоба не будет принята к рассмотрению. Большинство таких прав и свобод содержатся в тексте Конвенции. Часть их выведена при помощи логических построений в судебной практике ЕСПЧ и применяются им на равных основаниях с другими. Такой «скрытой нормой» является, например, право на доступ к правосудию, которое было выведено из смысла и назначения права на справедливое судебное разбирательство, провозглашенное в ст.6 Конвенции.

Поэтому нельзя ориентироваться только на название заголовков 13 статей первого раздела Конвенции «Права и свободы» и 12 статей из Протоколов к ней. В отдельных статьях содержится несколько прав. Кроме того, ЕСПЧ склонен наполнять нормативным содержанием не просто каждое предложение, но даже каждое значимое слово соответствующих статей Конвенции.

Дополнительные критерии

За пределами прав и свобод, входящих в Конвенцию или производных от них, предметная компетенция ЕСПЧ заканчивается. Но для того, чтобы жалоба была объявлена приемлемой и была рассмотрена по существу, этого недостаточно. Нужно, чтобы жалоба удовлетворяла еще и нескольким дополнительным критериям. Исчерпанность национальных средств.

Ст.35 Конвенции устанавливает, что «Суд может принимать дело к рассмотрению в течение 6 месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу». Самым «заковыристым» для россиян оказался критерий исчерпанности национальных средств правовой защиты. То есть: с какого момента надо отсчитывать срок, который является пресекательным и лишает возможности рассчитывать на объявление жалобы приемлемой?

Исходя из житейской логики, некоторые юристы полагают, что надо дойти до Верховного Суда или Высшего Арбитражного Суда РФ. Между тем, надзорные инстанции процессуально являются факультативными. Следовательно, для России в обычных условиях окончательным становится решение кассационной инстанции.

Причем решением ЕСПЧ по делу «Ворм против Австрии» (1997 г.) установлено, что срок начинает отсчитываться не с даты оглашения решения, а с момента получения его копии. Восстановление срока в порядке исключения.

ЕСПЧ может восстановить пропущенный срок, если это произошло по причинам чрезвычайного характера. К таковым в определенных условиях могут быть приравнены действия государства, направленные на то, чтобы воспрепятствовать заявителю в осуществлении им своего права на жалобу в ЕСПЧ.

Важные мелочи. ЕСПЧ не занимается анонимными жалобами и не работает на конкурирующей компетенции. Если дело стало предметом процедуры другого международного разбирательства или урегулирования, то оно может быть принято к производству, но при условии наличия новой информации, относящейся к делу.

Право усмотрения. ЕСПЧ может отказать в приеме заявления, если сочтет его явно необоснованным или представляющим собой злоупотребление правом подачи заявления.

Справедливая компенсация

Ст.41 Конвенции предусматривает, что если ЕСПЧ установит нарушение Конвенции и Протоколов к ней, а внутреннее право соответствующей страны допускает лишь частичное устранение последствий такого нарушения, то ЕСПЧ присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне, если сочтет это необходимым.

Обычно заявитель просит возместить ему моральный и материальный ущерб, вызванный нарушением Конвенции, а также расходы и издержки, на которые ему пришлось пойти, чтобы отстоять свои права. ЕСПЧ нередко удовлетворяет обоснованные требования заявителя о возмещении реального ущерба или упущенной выгоды. В отношении нематериального ущерба ЕСПЧ занимает более сдержанную позицию. Во многих решениях он приходил к выводу, что установление факта нарушения само по себе является достаточно справедливой компенсацией.

Требование возместить разумные судебные издержки, понесенные в ходе внутреннего судопроизводства и ведения процесса в самом ЕСПЧ, встречает более благожелательное отношение. Вместе с тем, исходя из установленной им судебной практики, ЕСПЧ обязан проверить, действительно ли заявитель понес те расходы, возместить которые он просит. Кроме того, понесенные расходы оцениваются с точки зрения их необходимости для восстановления нарушенных прав и разумной соразмерности запрошенных сумм. На случай задержки с выплатой присужденных сумм определяется годовая процентная ставка, принятая в государстве-ответчике. Поступая таким образом, ЕСПЧ снимает экономические препятствия, мешающие судебной защите прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

Владимир ЭнтинВладимир Энтин, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности МКА «Клишин и партнеры»

Источник: журнал «Коллегия» № 3, январь 2002 г.

Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на источник.